Последний бой «хвостатой роты» — единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами.


На Черкащине есть уникальный памятник 150 пограничным псам, которые «порвали» полк фашистов в рукопашном бою. Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак произошла в самом центре Украины много лет назад.

История Великой Отечественной войны в настоящее время обросла массой мифов и легенд. Порой отличить правду от вымысла можно лишь только заручившись документальными свидетельствами. Сражению, что произошло 30 июля 1941 года под селом Легедзино Тальновского района (Республика Украина), нет официального подтверждения. Эта битва не вошла в сводки Совинформбюро, по ряду причин она не фигурирует в журналах боевых действий советских подразделений, сведения об этой схватке не хранятся на полках архивов. Это был обычный бой, один из многих тысяч, тех, что ежедневно гремели в пропахшем порохом и кровью июле сорок первого года. Лишь только скупые свидетельства очевидцев о последнем бое отряда пограничников и их необычной «хвостатой роты» с немецко-фашистскими захватчиками, да памятник людям и собакам, стоящий на древней Уманской земле, подтверждают, что это событие, не имеющее аналогов в истории Второй Мировой войны, всё-таки было.
В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта. К началу августа они насчитывали 130 тысяч военнослужащих, из кольца окружения к своим пробились 11 тысяч солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама.
На изображении может находиться: один или несколько человек и на улицеВ Легездино располагались штабы сразу двух войсковых частей, названия и номера которых не имеют для этого рассказа значения. Прикрывал штабы отдельный батальон пограничной службы Коломыйского погранотряда под командованием майора Лопатина. При батальоне находилась Львовская пограншкола служебного собаководства. Выполняя приказ «обеспечить эвакуацию штабов – задержать немцев», батальон вступил в бой с рвущимся к штабам немецким полком.
В июле, южнее Киева немецким танковым клиньям удалось прорвать нашу оборону и в районе Умани полностью окружить 130 тысячную группировку советских войск, состоявшую из частей 6-й и 12-й армий Юго-западного фронта, которыми командовали генералы Понеделин и Музыченко. Долгое время о судьбе красноармейцев и командиров, оказавшихся в Уманском котле, было почти ничего не известно. Только благодаря выходу в 1985 году книги «Зелёная брама», принадлежавшей перу известного советского поэта-песенника Евгения Долматовского, непосредственного участника тех событий, широкому кругу общественности стали известны некоторые подробности произошедшей трагедии.
Зелёная брама — лесисто-холмистый массив находящийся на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградской области и Легедзино Тальновского района Черкащины. В июле 41 года в селе Легедзино находились сразу два штаба: 8-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Снегова и 16-й танковой дивизии полковника Миндру. Штабы прикрывали три роты отдельной Коломыйской пограничной комендатуры, которой командовали майор Филиппов и его заместитель майор Лопатин.
Точная численность пограничников охранявших штабы неизвестна, однако абсолютно все исследователи, занимающиеся данной темой, соглашаются, что их не могло быть более 500 человек. Списочный состав отдельной Коломыйской пограничной комендатуры на начало 1941 года насчитывал 497 человек, на 22 июня в строю находилось 454 человека. Но не стоит забывать, что пограничники уже почти месяц участвовали в боях и, естественно, несли потери, поэтому личного состава в данной воинской части вряд ли могло быть больше, чем в начале войны. Также, по имеющимся сведениям, на 28 июля 1941 года на вооружении у пограничников имелось всего одно исправное артиллерийское орудие с ограниченным количеством снарядов.
Непосредственно в Легедзино Пограничную комендатуру усилили Львовской школой собаководства под командованием капитана Козлова, в состав которой помимо 25 человек личного состава входило и около 150 служебных собак. Несмотря на крайне плохие условия содержания животных, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, майор Филиппов этого не сделал. Пограничникам, как наиболее организованной и боеспособной части, было приказано создать оборонительную линию на окраине села и прикрыть отход штабов и тыловых подразделений.
В ночь с 29 на 30 июля бойцы в зелёных фуражках заняли свои места на указанных позициях. На этом участке фронта советским войскам противостояли 11-я танковая дивизия Вермахта и элита элит германских войск — дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Один из основных ударов гитлеровцы рассчитывали нанести на Легедзино, непосредственно по штабу генерал-майора Снегова. Для этой цели немецкое командование сформировало боевую группу «Герман Геринг» состоявшую из двух батальонов СС «Лейбштандарта», усиленных тридцатью танками, батальоном мотоциклистов и артиллерийским полком 11-й танковой дивизии. Рано утром 30 июля немецкие части начали наступление.
Как вспоминал исследователь легедзинского боя А.И. Фуки, несколько попыток немцев взять село сходу, были отбиты. Развернувшись в боевые порядки и обработав передний край советских войск артиллерией, эсэсовцы ввели в бой танки, за которыми цепью двинулась пехота. Одновременно около 40 мотоциклистов направились в объезд с целью обогнуть позиции пограничников и ударом с тыла смять их оборону.
Правильно оценив обстановку, майор Филиппов приказал роте старшего лейтенанта Ерофеева обратить все силы, в том числе и единственное орудие против танков. Вскоре перед окопами пограничников запылали чадным пламенем семь германских «панцеров», вражеская пехота была прижата к земле плотным огнём вступивших в бой второй и третьей рот, а попытавшиеся обойти их позиции мотоциклисты попали на загодя выставленное минное заграждение, и, потеряв половину машин, немедленно повернули обратно. Четырнадцать часов продолжался бой, снова и снова германская артиллерия наносила удары по позициям пограничников, а вражеская пехота и танки беспрерывно атаковали. У советских бойцов закончились боеприпасы, ряды защитников таяли на глазах. На участке третьей роты немцам удалось прорвать оборону, в образовавшуюся брешь устремились густые толпы вражеской пехоты.
Немцы двигались по пшеничному полю, которое подходило вплотную к рощице, где расположились проводники со служебными собаками. У каждого пограничника было по нескольку овчарок, голодных, не кормленых и не поенных целый день. Выдрессированные псы за все время боя не выдали себя ни движением, ни голосом: не лаяли, не выли, хотя все вокруг дрожало от артиллерийской канонады, выстрелов и взрывов. Казалось, ещё миг и немцы сомнут горстку истекающих кровью бойцов, ворвутся в село.…
В этот критический момент боя, когда патроны закончились и бой перешел в рукопашную схватку, где на одного пограничника приходилось пять немцев и казалось, что шансов выполнить приказ – ни одного, майор Филиппов ввёл в дело свой единственный резерв: отдал приказ спустить на атакующих фашистов собак!
Собственно, посылать никого не требовалось – в 100 метрах от питомника УБИВАЛИ их хозяев.
И «хвостатая рота» ринулась в бой: 150 обозлённых, натренированных на физическое задержание пограничных овчарок, как чёрт из табакерки выскочили из зарослей пшеницы и набросились на оторопелых гитлеровцев.
Атака рассвирепевших псов была страшной: 150 обученных, полуголодных овчарок против поливающих их автоматным огнём немцев. Собаки буквально рвали на куски вопящих от ужаса немцев, и даже получив смертельное ранение, псы продолжали впиваться в тело врага.
Старожилы доныне помнят истошные панические вопли, лай и рык, которые доносились с поля боя.

Картина боя мгновенно переменилась.

В рядах гитлеровцев началась паника, искусанные люди бросились бежать. Этим воспользовались оставшиеся в живых бойцы майора Филиппова, и поднялись в атаку. Не имея патронов, пограничники навязали немцам рукопашную, действовали ножами, штыками и прикладами, внося ещё больше сумятицы и неразберихи в стан противника. Ошарашенные немцы дрогнули и побежали. От полного разгрома солдат «Лейбштандарта» спасли подошедшие танки. Немцы в ужасе запрыгивали на броню, но пограничники и собаки доставали их и там..
Саперные лопатки и собачьи клыки плохое оружие против крупповской брони, танковых пушек и пулемётов – люди и собаки были бессильны против машин. Все 500 пограничников и большая часть служебных собак остались на поле боя. Как впоследствии рассказывали местные жители, все пограничники полегли в том бою, ни один не повернул назад, ни один не сдался в плен. Погибло и большинство собак: гитлеровцы провели своеобразную зачистку, устроив на них настоящую охоту. Под горячую руку попали и сельские Серки с Бобиками, немцы перебили и их.
Уцелевшие псы, по словам очевидцев — жителей села Легездино, до конца остались преданы своим проводникам. Они улеглись возле хозяев и никого не подпускали к ним. Озлобленные немецкие солдаты безжалостно пристреливали их, а те из них, кто не попал под выстрелы, позднее отказывались от пищи и умерли от голода на поле.
Несколько выживших овчарок скрылись в близлежащих перелесках, и, сбившись в стаю, долго бродили неподалёку от места, где сложили головы их хозяева.
К людям они не вернулись, одичали и периодически нападали на зазевавшихся немцев, ни разу не тронув местных жителей. Как отличали своих от чужих не знает никто.
После того боя, когда немцы собрали своих погибших, жителям села, по их воспоминаниям (к сожалению, уже мало оставшихся на этом свете), было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого они нашли, собрали в центре поля и похоронили вместе с их верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения не разглашали долгие годы…
А хоронившие пограничников местные жители в тайне от оккупантов выдирали из красноармейских книжек и командирских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельно опасно, поэтому установить фамилии героев не удалось).
Лишь в 1955 году жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире бой людей и собак с гитлеровцами, 9 Мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, военнослужащих пограничных войск и кинологов Украины был установлен памятник человеку с ружьём и его верному другу — собаке.
Нет описания фото.Такого памятника больше нигде нет.
К сожалению, в кровавой круговерти лета 1941 года установить имена всех пограничников не удалось. Не удалось и после. Многие из них так и захоронены безвестными, а из 500 человек удалось установить имена лишь двух героев. Полтысячи пограничников сознательно пошли на смерть, совершенно точно зная, что их атака против кадрового отлично оснащенного полка вермахта будет самоубийственной. Но надо отдать должное майору Филиппову: перед смертью он успел увидеть, как гитлеровских вояк, покоривших всю Европу, рвут на части и гоняют, как зайцев, овчарки и уничтожают в рукопашном бою его пограничники. Ради этого мига стоило жить и умереть…
Сохранились лишь фотографии двух погибших пограничников — лейтенанта и старшины, но кто они, каковы их имена, фамилии, где проживали их родные, неизвестно…
По рассказам старожилов, всю войну сельские мальчишки, восхищённые подвигом пограничников, с гордостью носили зеленые фуражки погибших, на что оккупационная администрация и местные полицаи никак не реагировали. Видимо враги тоже отдавали должное мужеству и героизму советских солдат и их преданных четвероногих друзей.
На окраине Легедзино, там, где проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003 года был открыт построенный на народные деньги памятник пограничникам и их собакам, надпись на котором гласит: «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s