Утром 11 сентября 2001 года террористы «Аль-Каиды» захватили четыре пассажирских самолета. Два из них врезались в башни Всемирного торгового центра (ВТЦ) на Манхеттене, третий упал на здание Пентагона, а последний разбился в Пенсильвании. За два часа погибли почти три тысячи человек, среди которых были выходцы из России и других стран бывшего СССР. RTVI рассказывает истории русскоязычных жертв теракта 11 сентября.

Что произошло 11 сентября?

В 8:46 утра по местному времени «Боинг-767» врезался в Северную башню ВТЦ, почти через 20 минут еще один самолет влетел в Южную башню. В итоге оба здания обрушились. В 9:37 третий самолет упал на западное крыло Пентагона. В 10 утра четвертый пассажирский рейс разбился в пригороде Шанксвилла, штат Пенсильвания.

По официальной информации, при атаках погибли 2996 человек, в том числе 19 террористов. Самым разрушительным стал теракт в Нью-Йорке — в двух «Башнях-близнецах» погибли 2763 человека. Эта цифра включает в себя 343 медиков и пожарных, а также 60 полицейских, которые помогали эвакуировать людей.

«Башни-близнецы» считались самыми высокими зданиями в мире, и их было хорошо видно из разных точек Нью-Йорка и Нью-Джерси. Программист Валерий Савинкин работал в Джерси-Сити, окна его офиса как раз выходили на ВТЦ. Утром 11 сентября он уже был на работе и около 9 часов услышал новости о взрыве Северной башни, где в тот момент был его сын — 21-летний Владимир Савинкин.

Валерий увидел дым, но оценить масштабы происходящего сразу не смог: самолет врезался в башню с другой стороны. Савинкин побежал на станцию, чтобы скорее добраться до ВТЦ и найти сына, но проход к поездам перекрыли. Пока Валерий спорил с сотрудниками станции, вдалеке показалась вспышка и раздался грохот: в Южную башню влетел второй самолет.

Савинкину пришлось вернуться в офис. Больше часа он сидел у телефона и ждал звонка, но сын так и не объявился. Когда в офисе началась эвакуация и все сотрудники вышли на улицу, Валерий увидел, как обрушилось Северное здание ВТЦ, где работал Владимир.

На следующий день Валерий вместе с женой и дочерью отправились на Манхеттен и расклеили там объявления о пропаже сына.

савинкин миссинг постер.jpg
Владимир работал в компании Cantor Fitzgerald на 101 этаже Северной башни. Первый самолет, захваченный с террористами, врезался в здание всего на несколько уровней выше.

Савинкины переехали из Одессы в Бруклин, когда Владимиру было 16 лет. Юноша поступил в университет Пейс, устроился в хорошую фирму и незадолго до трагедии купил автомобиль.

Через четыре года после атаки Валерий Савинкин открыл мемориал в одном из бруклинских парков, посвященный русскоязычным жертвам теракта 11 сентября. Сам Савинкин-старший умер в 2017 году, а в мае этого года на Брайтон-Бич в его честь назвали улицу.

parks.jpg
Мемориал русскоязычным жертвам теракта 11 сентября, Asser Levy Park

Открыть мемориал в Asser Levy Park на Брайтоне помогал Роман Герцберг, который в тот день потерял единственную дочь Марину.

Герцберги переехали из Одессы в США в 1980 году. Родители очень гордились дочерью, которая училась в школе для талантливых детей Mark Twain, потом поступила в специализированную школу Stuyvesant, а степень бакалавра получила в Бингемтонском университете.

Марина.jpg
В 2001 году 25-летняя Марина решила стать магистром и поступила на вечернее отделение в Baruch College. За неделю до начала занятий она устроилась в Cantor Fitzgerald и утром 11 сентября была в офисе. На том же 101 этаже, где находился Владимир Савинкин.
Герцберги и Савинские создали некоммерческую организацию September 11 Family Group для семей выходцев из стран СССР, которые погибли при теракте. Вместе они собрали деньги на монумент и получили разрешение на установку от местных властей.

На мемориале в Asser Levy Park выведены 18 имен выходцев из СССР, которые во время атак были в «Башнях-близнецах». Сколько всего погибло мигрантов из России и других стран бывшего Советского Союза, узнать точно нельзя. Валерий Савинкин считал, что их больше 100.

брагински.jpg
На монументе в Бруклине есть имя Алекса Брагински или, как его называет мать, — Шурика Брагинского.  

Алекс родился в Одессе в 1963 году, а в конце 1970-х вместе с семьей переехал в США. Он окончил Квинс-колледж, работал в швейцарском банке, в компании Mitsubishi, а потом стал финансовым консультантом в агентстве Reuters.

Утром 11 сентября Алекс был на конференции, которая проходила всего на несколько этажей выше офиса Cantor Fitzgerald. Бумажник Алекса нашли 12 сентября, а его матери — Нелли Брагинской — документы передали только через полгода после трагедии. Позже она отдала найденные вещи в Музей Памяти погибших 11 сентября.

Нелли не только поучаствовала в создании музея: по ее инициативе в Квинсе появилась улица Алекса Брагинского (Alex Braginsky Drive), а в городе Хайфа на севере Израиля теперь есть «парк Алекс».

Еще Нелли пожертвовала $200 тысяч из страховых выплат Квинс-колледжу, где учился Алекс. Она хотела назвать конференц-зал именем сына и учредить стипендию в его честь. Зал переименовали, но стипендию не создали. Брагински подала против руководства колледжа иск, но как этот спор в итоге решился — неизвестно.

Ирина Басина

Басина.jpg
Семья Басиных получила статус беженцев в США в 1994 году. Муж Ирины Владимир Басин говорил, что это «была свобода для нее и для их сына».

Ирина работала переводчиком в AT&T и получала магистерскую степень в университете Пейса. Еще до выпуска один из профессоров оценил способности Басиной и нашел ей место в финансовом холдинге J. P. Morgan. За два года до теракта Ирина получила работу в Cantor Fitzgerald.

Утром 11 сентября Владимир подвез жену до офиса, а вечером она собиралась купить подарок сыну, которому всего через несколько дней после теракта исполнилось 12 лет.

Елена Белиловская

101IU0MK2PSARY8GOXRSX_V00172_0.jpg
Елена жила в Мамаронеке вместе со своим мужем Борисом и 13-летним сыном Евгением. Несмотря на небольшие проблемы с языком после переезда, в США Елена получила степень магистра.Потом она занялась карьерой: Елена начинала библиотекарем, а незадолго до событий 11 сентября стала заместителем вице-президента компании Fred Alger Management.

Белиловская работала на 93 этаже Северной башни. Коллеги называли ее по-английски — Хелен.

Геннадий Боярский

геннадтй.jpg
Геннадий Боярский работал консультантом в Marsh & McLennan на 96 этаже Северной башни.

Мать Геннадия — Белла Боярская — вспоминала, что сын часто опаздывал на работу, но утром 11 сентября сказал, что обязательно должен приехать вовремя, потому что получил повышение.

Геннадий смог один раз позвонить семье после атаки: по словам матери, во время разговора он очень волновался за своего сына. Потом телефонная связь пропала. Белла рассказывала, что останки сына находили постепенно, поэтому и хоронили Геннадия несколько раз.

Игорь Илканаев

12RXW5KJPRGQJFUX4UAIE_V01253_1.jpg

Игорь Илканаев родился в Баку. В школе он был президентом международного клуба дружбы. Одноклассники в шутку называли его Пифагором, потому что Игорь был силен в точных науках. Он учился на факультете прикладной математики Бакинского государственного университета, а после окончания преподавал там программирование.

Илканаев мечтал стать журналистом и во время учебы в университете был корреспондентом газеты «Молодежь Азербайджана». Одна из его статей называлась «Командировка на Землю».

Тем не менее в США он продолжил заниматься программированием и уже через полгода после переезда нашел себе место. Игорь работал менеджером информационных систем на 104 этаже Северной башни в E-Speed Company, управляемой Cantor Fitzgerald. Он погиб в 36 лет.

Борис Халиф

12RXW5KJPRGQJIESROECV_V01385.jpg
30-летний Борис Халиф был консультантом в сервисной компании Marsh & McLennan в первой башне Всемирного торгового центра.

Халиф родился в Украине, а в США жил с десяти лет. Он очень любил технику и свой первый компьютер полностью разобрал и собрал заново. Правда, компьютер не заработал, но Борис разбирал и собирал до победного.

В 1999 году у Халифа родился сын. Борис с первых лет жизни мальчика дарил ему компьютерные игры. Сам Стивен в них играть пока не мог, так что смотрел, как играет отец. Жена Халифа вспоминала, что кормила Стивена, пока тот увлеченно наблюдал за Борисом.

Евгений Князев

Евгений Князев.jpg

47-летний Евгений Князев работал инженером по вентиляции на 107 этаже северной башни. В первые минуты после теракта он вывел к запасному лифту около 70 человек. Сам он спускался в числе последних, и его лифт застрял. Князев позвонил жене, а потом связался с братом и сказал, что задыхается.

Евгений переехал в США в 1992 году и в течение девяти лет не мог получить грин-карту. По словам его старшего сына, документы были готовы только через несколько лет после смерти их владельца.

В октябре 2001 года губернатор Кемеровской области Аман Тулеев передал медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» матери Князева.

Людмила Ксидо

Людмила иммигрировала в США из Одессы в 1979 году. Вместе с ней переехать должны были муж и брат, но они погибли в авиакатастрофе, когда возвращались в Одессу из Москвы с выездными визами.

ксидо.jpg

От первого брака у Людмилы остался сын, а в США она еще раз вышла замуж и родила двоих детей. Средний сын — Барри — учился в колледже и иногда не успевал звонить родителям, а когда звонил, Людмила говорила: «Неужели ты вспомнил, что у тебя дома есть мама!»

В понедельник, 10 сентября 2001 года, Барри не позвонил маме, но решил обязательно это сделать на следующий день.

Александр Лыгин

лыгин.jpgЛыгин родился в Грузии, окончил Тбилисский государственный университет и стал дипломированным физиком, а потом его пригласили в компанию PIE Systems в Калифорнии. Через несколько лет он переехал в Нью-Йорк, где уже обосновалась его семья. Там Александр получил лицензию фотокорреспондента и подрабатывал в журнале Today’s Photography.

Программист по образованию, он страстно любил фотографию. Дома у Лыгина была небольшая фотостудия, а мечтал он поехать в Африку и снимать животных.

Лыгин приехал в США вместе с семьей в 1994 году, а гражданство получил за год до трагедии. Всего в нескольких блоках от дома Александра жила его невеста Анна. Свадьба была назначена на 20 октября.

28-летний Лыгин работал в Cantor Fitzgerald на 104 этаже Северной башни.

Елена Мельниченко

Melnichenko-b.jpg

28-летняя Елена Мельниченко была менеджером технического развития в Marsh & McLennan на 96 этаже Северной башни.

Елена родилась в Вильнюсе, где и жили ее родители. В США она вышла замуж и родила сына Эрика. После теракта отец Елены — профессор Вильнюсского университета Виктор Гаврюшин — приехал в Нью-Йорк и два месяца провел со своим семилетним внуком.

Когда Гаврюшин вместе с женой прилетел в США на первую годовщину трагедии, отец Эрика запретил им видеться. Гаврюшины подали иск, но отец мальчика утверждал, что Виктор расстраивает Эрика конспирологическими теориями о событиях 11 сентября.

Разбирательство длилось около четырех лет, дело рассматривали несколько судей и психологи, но в итоге Гаврюшиным запретили навещать внука. Виктор тогда написал, что разлука с мальчиком — вторая травма, оставшаяся после 11 сентября 2001 года.

Юрий Мушинский

6149525991_7aeb9687d8_o.jpg

О 55-летнем Мушинском известно не так много. Его имя не встречается даже на англоязычных сайтах, посвященных жертвам событий 11 сентября. Тело Мушинского нашли в декабре 2001 года, и его несколько раз упоминал МИД Украины в сообщениях о трагедии.

В книге Portraits: 9/11/01, которую выпустила редакция New York Times, написано, что после миграции Мушинский сначала был разнорабочим, а потом основал свой бизнес. Утром 11 сентября он заехал в ВТЦ, чтобы забрать чек за ремонтные работы в ресторане.

Фаина Рапопорт

45-летняя Фаина Рапопорт работала программистом-консультантом в Marsh & McLennan от фирмы Accenture.

В 1994 году Фаина, ее муж Юрий, а также сын Александр и дочь Елена получили статус беженцев в США и поселились на Брайтоне. Дети учились в школе, Юрий стал строительным инспектором, а Фаина какое-то время подтягивала английский, чтобы устроиться на хорошую работу.

Гарри Шамай

169VV2VUEEV5YKWV5DMSD_V02501_1.jpg

23-летний Гарри Шамай работал в Cantor Fitzgerald.

Гарри родился в Узбекистане, а когда ему было два года, мать увезла его в США. Юноша окончил школу Sheepshead Bay в Бруклине и решил получить степень бакалавра по специальности «компьютерная инженерия».

За несколько лет Гарри успел поработать в таких компаниях, как Allstate Insurance, Deutsche Bank и CIBC Oppenheimer, а летом 2000 года устроился в Cantor Fitzgerald. Он часто ездил в командировки, совмещал учебу с работой и утром 11 сентября тоже был в офисе.

Семен Вейзер

101IU0MK2PTKNCVNTNTK0_V02872_0.jpg

Вейзер родился в 1936 году и почти 40 лет мечтал уехать из СССР. В начале 1970-х у него появилась возможность иммигрировать в Израиль, куда потом переехали жена и сын, а еще через несколько лет они вместе улетели в США.

На родине Вейзер был инженером. В Америке он устроился по этой же профессии в Портовое управление Нью-Йорка и Нью-Джерси, офис которого находился в Северном здании ВТЦ.

Аркадий Зальцман

pfkmwvfy.jpg

Архитектор Аркадий Зальцман родился в Кишиневе, а потом переехал в США.

В день теракта у него была встреча на 102 этаже Южной башни. Жена Аркадия Жанна Гальперина не знала, что он поехал во Всемирный торговый центр. После столкновения самолета с Северной башней Зальцман позвонил жене и сказал, что с ним все в порядке. Встреча была назначена на 9 утра, а второй самолет врезался в Южную башню в 9:03.

В родном городе Зальцман спроектировал знаменитый Президентский дворец, а в Нью-Йорке брался за любые проекты: от частных домов до офисных зданий. Гальперина рассказывала, что ее муж очень любил Нью-Йорк, был счастлив там жить и «хотел этой радостью поделиться со всеми людьми».

После взрыва в Южной башне Жанна пыталась своими силами найти мужа: расклеивала объявления, ходила по больницам. Только через 2,5 года ей передали обручальное кольцо Аркадия, которое нашли при разборе завалов. Теперь Жанна всегда носит его с собой.

Игорь Зукельман

29-летний Игорь Зукельман работал на 97 этаже ВТЦ в Fiduciary Trust Company International.

Зукельман иммигрировал из Украины в США в 1992 году, а гражданство получил за несколько месяцев до теракта. У него остался сын, которому было всего три года.

В апреле 2001 года шурин Зукельмана Александр Шетман потерял жену и двоих дочерей в автокатастрофе. Шетман вспоминал, что Зукельман очень помог ему в то время: буквально ночевал в больнице, организовывал похороны и обещал, что все будет хорошо.

rtvi.com/