Немецкие историки пытаются найти оправдания своим поражениям: как взять Москву фашистской Германии помешали морозы в 1941 году, так лишь 40 километров отделяли 6-ю армию Паулюса от спасения, но не хватило горючего в 1943-м…


За три дня до Рождества 1942 года оказавшиеся в окружении под Сталинградом немецкие солдаты уже могли слышать шум моторов танков, которые должны были их деблокировать. Гитлер сначала отдал приказ о проведении операции «Удар грома» (Unternehmen Donnerschlag), то есть о попытке прорыва и выхода из окружения, но вскоре отменил его.
 

Все дело было в горючем. Без достаточного количества бензина и дизельного топлива танки и другие армейские машины представляли собой бесполезный металлолом. По данным штаба 6-ой армии на середину декабря 1942 года, абсолютно минимальная потребность в горючем оказавшейся в окружении немецкой группировки составляла 300 кубических метров бензина и 50 кубических метров дизельного топлива в день — и это было значительно меньше 850 кубических метров, то есть номинального количества топлива, которое, по официальным данным, должно было находиться в распоряжении этой армии.

Однако после того как в конце ноября Красная Армия окружила армию Паулюса, количество горючего, в среднем, сократилось и составляло 37,5 кубических метра в день — то есть, около десятой части от минимальной потребности. Высокопарные обещания Германа Геринга о том, что военно-воздушные силы, его люфтваффе, снабдят окруженных солдат всем необходимым, оказались пустыми словами. Резервов у «укрепленного района» Сталинград перед Рождеством 1942 года уже не было. Радиус действия небольшого количества оставшихся танков и самоходных артиллерийских установок не превышал 30 километров.

19 декабря 1942 года три танковые дивизии 4-ой танковой армии начали операцию по деблокированию под кодовым названием «Зимняя гроза» (Wintergewitter), и им удалось продвинуться до южного берега реки Мышкова. Однако достигнуто это было ценой огромных потерь — из 200 танков и самоходных артиллерийских орудий 6-ой танковой дивизии, которая незадолго до этого была сформирована и оснащена во Франции, в какой-то момент на ходу осталось всего 20 боевых машин.

Вероятно, танковая группа генерала Германа Гота (Hermann Hoth) могла еще продвинуться вперед на 10 километров. Оставшиеся 40 километров окруженные солдаты 6-ой армии должны были преодолеть сами. Организация прорыва и выход из окружения (операция «Удар грома») были частью плана, который был разработал генерал-фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном для того, чтобы разрядить обстановку, сложившуюся в районе между реками Доном и Волгой.

Однако приказ Гитлера гласил: Прорыв из окружения возможен лишь в том случае, если Сталинград будет удержан. Таким образом, речь шла не о выводе из окружения целой армии, а о создании коридора в котле. Предполагалось создать своего рода пуповину, которая могла бы обеспечить выживание 6-ой армии.

В самом Сталинграде генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах и его начальник генерал-полковник Фридрих Паулюс, естественно, знали, что этот план был нереалистичным. Зейдлиц-Курцбах был готов игнорировать приказ «фюрера». Он хотел вырваться из окружения с сохранившими подвижность частями, а затем с боем продвигаться туда, где находилась группировка Гота. Однако Паулюс колебался.

Составитель военного дневника вермахта министерский советник Хельмут Грайнер (Helmuth Greiner) подвел итог этому дню: «В ходе обсуждения доклада об обстановке после сообщения генерал-фельдмаршала Манштейна о том, что 4-я танковая армия уже не может продвигаться дальше вперед и что 6-я армия не в состоянии преодолеть расстояние свыше 30 километров, состоялась продолжительная беседа Фюрера с начальниками генеральных штабов сухопутных войск и военно-воздушных сил о ситуации на юге Восточного фронта».

Грайнер добавил к этому свой комментарий: «Окончательное решение пока еще не принято. Кажется, что Фюрер уже е в состоянии это сделать». Спустя несколько месяцев Грайнер по доносу был лишен своей доверительной должности и переведен на работу в Имперский архив. Этим решением Гитлер окончательно закрыл существовавшее еще узкое окно для прорыва из кольца, образованного Красной Армией. На самом деле, 6-я и 23-я танковые дивизии к 23 декабря 1942 года продвинулись на несколько километров в северо-восточном направлении, и их передовые части находились всего примерно в 40 километрах от оборонительных позиций армии Паулюса. Солдаты могли уже слышать выстрелы приближающихся товарищей. Однако решение Ставки относительно того, чтобы держаться и не пытаться осуществить прорыв, было однозначным, а Паулюсу не хватило мужества для того, чтобы игнорировать приказ Гитлера и начать действовать самостоятельно.

А была ли обречена на провал попытка прорыва из окружения? Цифры это подтверждают — нужно было преодолеть расстояние в 40 километров, а горючего хватало только на 30 километров. Маловероятной представлялась возможность захвата в ходе ожесточенных боев советских запасов топлива — это было маловероятно, но не невозможно.
Конечно, в результате проведения операции «Удар грома» погибли бы многие солдаты 6-ой армии. Не было никаких гарантий того, что можно будет создать в определенной мере стабильный коридор между котлом и немецким фронтом. И совершенно очевидно, что для этого пришлось бы оставить за своей спиной руины Сталинграда. Но этого ни в коем случае не хотел Гитлер. Однако вечером 22 декабря 1942 года Эрих фон Манштейн попросил перебросить силы на левый фланг его группы армий «Дон», где советским войскам удалось осуществить прорыв, — даже если это будет означать «отказ от попытки деблокирования в ближайшее время 6-й Армии».
Если оценивать ситуацию реалистично — об этом Манштейн благоразумно ничего не написал, — то следует сказать, что гибель 6-й армии была предопределена. У него почти не было иллюзий относительно иного исхода. Другого мнения придерживался не являвшийся профессиональным военным Йозеф Геббельс, который продиктовал в Берлине секретарю свою оценку событий: «Наши попытки отвлечь силы противника в укрепленном районе Сталинград не приносят результата. Мы вообще не продвигаемся вперед. Большевики устроили достаточно масштабную оборону, которую исключительно сложно прорвать. Имеющихся там в нашем распоряжении сил для этого не хватает».
Однако правильного вывода министр пропаганды не сделал — во многом ему помешала его риторика по поводу необходимости держаться. «Поэтому укрепленный район Сталинград должен временно удерживаться силами люфтваффе».

 

Йоханн Альтхаус (Johann Althaus)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: