«В Каунасе и Вильнюсе немецкие войска были уже к вечеру 24 июня 1941 г. Не известно ни одного факта спонтанного или организованного сопротивления наступающему вермахту со стороны литовцев. (За исключением литовских 179-й и 184-й дивизий РККА, значительная часть личного состава которых после начала военных действий не покинула их и с тяжелыми боями отступила в Белоруссию и Россию.) Происходило прямо противоположное. 23 июня, когда части Красной Армии и представители советской власти спешно отступали из Литвы, почти одновременно практически во всех городах и в крупных населенных пунктах республики вспыхнуло антисоветское восстание, организованное Фронтом литовских активистов (ФЛА был создан 17 ноября 1940 г. в Берлине, его численность к июню 1941 г. превышала 25 тыс. человек).

Действия вооруженных отрядов были скоординированы: они громили офисы органов советской власти, занимали радиостанции (первой была захвачена радиостанция Каунаса), расправлялись с бывшими советскими чиновниками и — нередко — их семьями, выискивали коммунистов и учиняли расправы над ними, устраивали еврейские погромы (преимущественно — при приближении вермахта), наконец, пытались разоружить отступающие части Красной Армии.

Вот его основные тезисы: «Немецкая армия представляется как освободитель Литвы и других угнетенных народов СССР[…], предлагается: во-первых, организовать общее восстание в Литве после вступления немецких войск; во-вторых, препятствовать снабжению и помощи Красной Армии путем саботажа; в-третьих, встречать немецкие войска как освободителей, оказывая им всяческую поддержку и помощь».

В Каунасе есть улица, носящая имя Шкирпы. Таким образом Каунас является единственным в мире городом, где увековечено имя официального пособника Абвера.

В «Инструкции по освобождению Литвы» от 24 марта 1941 г., выпущенной Фронтом литовских активистов, говорилось:

«Нашей целью является изгнание евреев из Литвы вместе с Красной Армией… Пришел час окончательного расчета с евреями. Литва должна быть освобождена не только от рабства большевиков-азиатов, но и от многолетнего еврейского ярма».

Де-факто Шкирпа был марионеткой в немецких руках — с началом управляемого из Берлина восстания его даже не выпустили из Германии.

Нацисты не были заинтересованы в том, чтобы восстание обрело национального лидера, находящегося на территории Литвы.

Надо заметить, что и после этого симптоматичного шага сколько-нибудь заметного охлаждения в отношениях между литовским руководством ФЛА и германскими властями не произошло — ФЛА продолжал играть по берлинским правилам».

Историк Ю.Кантор