«Однажды мы взяли в плен латыша, который воевал на стороне террористов. Когда он оказался в наших руках и услышал родную речь, начал проситься, чтобы не убивали. Сказал, что пошел воевать, потому что деньги были нужны.

Я позвонил командованию и спросил, как поступать с ним? Мне дали карт-бланш. Я убил его. Засунул нож в самое сердце. Перед тем, как так сделать, мы думали, что привезем его в Латвию, он отсидит десять лет, выйдет на свободу и будет жить дальше. А ребята, которых он убил, никогда уже не будут ходить, не будут говорить. Предателю — смерть. У вас тоже так нужно делать с теми, кто переметнулся на сторону сепаратистов. Тогда война закончится и много проблем исчезнет», — рассказал украинским СМИ латышский доброволец Виталий Шампинь.

В связи с этим возникают логичные вопросы к международным правозащитным организациям, в том числе из Прибалтики:
— почему не поднят вопрос об уголовном преследовании после публичного признания украинского военного в холоднокровном убийстве, совмещенном с призывом к продолжению таких убийств на Украине?
— Если этот человек холоднокровно убил своего соотечественника, а сейчас не скрывает что собирается продолжать этим заниматься на Украине и для этого идет в добровольческие батальоны и собирается в зону так называемой «АТО», то куда смотрит власть Украины, или законы (в том числе международные) для них уже ничего не значат?